119261, г. Москва, пр-т Ломоносовский, 7, корп. 5

Российский бизнес предложил ЕС варианты пересмотра углеродного налога

Фото: Илья Наймушин / РИА Новости

25 Ноября 2021 Просмотров: 136

Компании предупредили Европу о дефиците и росте цен.

РСПП и три российские компании направили в Еврокомиссию замечания по углеродному налогу на ввозимые в ЕС товары. Они считают, что в текущем виде проект может нарушить правила ВТО, создавая преференции для бизнеса в Европе

Еврокомиссия 18 ноября закрыла прием замечаний и предложений от третьих сторон по проекту вводимого Евросоюзом углеродного налога (официально — трансграничного корректирующего углеродного механизма, CBAM). От России в Брюссель поступило четыре документа — от Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и трех компаний: «Газпром нефть», НЛМК и UC Rusal. Об этом сообщил РБК представитель Еврокомиссии по налогообложению и таможенным вопросам.

Российский бизнес указывает на следующие общие проблемы предложенного регулирования:

  • потенциальная несовместимость с нормами Всемирной торговой организации (ВТО);
  • нежелание признавать климатические проекты иностранных производителей;
  • учет не только прямых, но и косвенных выбросов от сырья и комплектующих;
  • возможность использования «дефолтных значений» при расчете углеродного следа (при отсутствии у европейских регуляторов данных по фактическим выбросам).

НЛМК и Rusal потенциально будут затронуты европейским углеродным налогом, поскольку на первом этапе CBAM будет распространяться на железо, сталь и алюминий (а также на удобрения, цемент и электроэнергию), а кроме того, у НЛМК и Rusal есть дочерние предприятия в Европе, импортирующие сырье из России.

Дискриминация иностранных производителей

Как написал РСПП, реализация CBAM «может создать новые барьеры для международной торговли и нарушить существующие цепочки создания стоимости, многие из которых все еще очень уязвимы или только начинают оправляться от негативных последствий пандемии COVID-19». Основные замечания РСПП заключаются в том, что в нынешней редакции проект Еврокомиссии ведет к нарушению свободной конкуренции между товарами европейского и неевропейского происхождения, что может нарушить нормы и правила ВТО.

Например, действующая схема торговли квотами на выбросы в Евросоюзе (ETS) делает исключение для установок, выделяющих не более 25 тыс. т эквивалента CO2 в год или потребляющих не более 35 МВт энергии в год, тогда как в рамках предложенного трансграничного регулирования для иностранных установок таких исключений не предусмотрено. По данным Еврокомиссии, исключения в рамках ETS предоставляются небольшим установкам в Хорватии, Франции, Германии, Исландии, Италии, Португалии, Словении и Испании. На этот же момент указывает «Газпром нефть», которая рекомендует исключить небольшие установки из сферы действия CBAM.

Другой фактор, отличающий европейскую ETS от CBAM, — это то, что проект предполагает учет косвенных выбросов от производства и потребления сырьевых материалов в процессе изготовления финального продукта (так называемые выбросы Scope 3), отмечает РСПП. «Например, при поставке чугуна в Евросоюз расчет углеродного следа будет включать выбросы от добычи железной руды и других материалов. В рамках же европейской ETS выбросы от руды и других сырьевых материалов не включаются», — пишет ассоциация.

«Иностранные производители товаров, подпадающих под действие CBAM, окажутся в гораздо менее благоприятных условиях по сравнению со своими конкурентами в ЕС, которые подпадают под «преференциальные» условия», — резюмируют в РСПП. Европейские же производители продолжат пользоваться существующими мерами поддержки, добавляет ассоциация, ссылаясь на проект пересмотра системы ETS, опубликованный Еврокомиссией в июле одновременно с проектом CBAM (.pdf). Импортеры углеродоемких товаров в Европу должны уплачивать фактическую цену за углерод наравне с европейскими производителями с учетом компенсаций и льгот, которыми пользуются европейцы, подчеркивает НЛМК.

Сложность администрирования CBAM «может стать искусственным ограничением и создать дополнительные торговые барьеры для партнеров ЕС, что невозможно приветствовать в рамках ВТО», добавляет компания Rusal. Если иностранные поставщики не захотят проходить через «все технические и административные формальности», они могут развернуть свою продукцию на другие рынки, что будет грозить Европе дефицитом и ростом цен на определенные товары, предупреждает алюминиевый производитель.

Всего Еврокомиссия получила комментарии от 193 сторон — в основном компаний и деловых ассоциаций, а также государственных ведомств, НКО, экологических организаций и граждан. На долю России приходится 2% комментариев. Для сравнения: от Украины — 3%, Турции — 4%, Германии — 13%.

РБК направил запрос в Минэкономразвития и Минприроды, которым еще летом правительство поручало проработать замечания и предложения России по европейскому проекту углеродного налога.

«Загрязнитель не платит»

РСПП также указывает на то, что Евросоюз фактически отказывается от принципа «загрязнитель платит». В предложенном европейском регламенте обязанность платить углеродный сбор ложится на «уполномоченного декларанта», зарегистрированного в ЕС, в то время как сам парниковый газ выделяется во время производства товаров в стране их происхождения. «Таким образом, CBAM как таковой не может рассматриваться как мера, способствующая сокращению выбросов парниковых газов в странах производства», — подчеркивает РСПП.

РСПП и «Газпром нефть» критикуют ЕС за нежелание признавать и учитывать в предложенном регулировании климатические проекты в третьих странах и индивидуальные усилия иностранных производителей по декарбонизации. В частности, РСПП призывает ЕС учитывать результаты добровольных проектов по сокращению или поглощению выбросов в расчете финальной углеродоемкости импортируемых товаров и, соответственно, размера CBAM. А Rusal подчеркивает, что его предприятия в Швеции, Германии, Ирландии и Италии производят низкоуглеродный алюминий (у компании есть бренд такого алюминия ALLOW), и предлагает Еврокомиссии обнулить импортную пошлину на низкоуглеродный алюминий с текущих 3–6%, чтобы стимулировать его потребление в Европе.

Некоторые пункты позиции РСПП воспроизводят официальную точку зрения российских властей — например, по вопросу признания добровольных климатических проектов, взаимному признанию углеродных единиц.

«Газпром нефть» также напоминает, что европейские чиновники допускали, что определенные товары (такие как продукты нефтехимии и нефтепереработки) могут быть включены в схему углеродного налога с 2026 года немедленно, без переходного периода. Компания предлагает превентивно договориться о трехлетнем переходном периоде в отношении товаров, которые могут впоследствии быть включены в CBAM.

Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин отметил, что металлурги первыми отреагировали на CBAM, так как у них есть богатый опыт общения с европейскими регуляторами. По его словам, европейская сторона зачастую игнорирует специфику работы российской экономики и применяет в этих случаях усредненные условные метрики. Так, проект CBAM предлагает ориентироваться на «дефолтные значения», установленные по средней углеродоемкости 10% наименее эффективных европейских установок, производящих определенный товар, если у регулятора нет надежных данных от страны-экспортера. Именно на этот факт российские компании и указывают, отмечает Гришунин.

Учет российских климатических проектов в рамках CBAM пока не регламентирован, а значит, велики риски полного игнорирования российских усилий на пути декарбонизации, предупреждает аналитик.

Идеи нейтрализации CBAM

Введение Евросоюзом трансграничного углеродного налога «представляется неизбежным событием», указала комиссия РСПП по производству и рынку удобрений в своих предложениях по климатической политике, направленных президенту РСПП Александру Шохину 22 ноября (документ есть у РБК). Поскольку проект Еврокомиссии потенциально разрешает уплатить углеродный сбор в стране происхождения товара и тем самым освободить товар от уплаты CBAM, комиссия по удобрениям предлагает рассмотреть подход, при котором российские экспортеры будут уплачивать сбор, эквивалентный CBAM, в своей юрисдикции — тем самым эти выплаты будут нейтрализованы, а деньги останутся в России.

Также, поскольку существует угроза введения механизма, аналогичного CBAM, другими государствами (например, Китаем или США), может понадобиться ввести российский углеродный налог. Его введение может рассматриваться и как отдельная контрмера в отношении товаров, ввозимых в Россию из Евросоюза, отмечает комиссия РСПП по удобрениям, предлагая правительству рассмотреть целесообразность введения в России трансграничного углеродного налога. 24 ноября позиция РСПП по климатической политике и углеродному регулированию будет обсуждаться на заседании бюро правления организации, следует из документа.

По различным оценкам (Boston Consulting Group, КПМГ), годовые издержки импортеров российской продукции в ЕС от введения углеродного налога могут составить от $1,8 млрд до $5 млрд. Такие оценки исходят из того, что под регулирование будут попадать только объявленные пока Евросоюзом группы товаров. Если регулирование распространится на нефть, нефтепродукты, газ, уголь, цветные металлы, издержки могут достигнуть €17 млрд в 2035 году, оценивали в консалтинговой компании McKinsey.

Источник



 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений